Интернет-журнал «Transitions Online»: Фанфары в честь простого человека

Настали времена, когда несметные культурные богатства России снова заглянули в провинцию.

Около 17 000 человек, в основном – фермеры, живут в небольшом городке, расположенном в Уральских горах, за 1 000 миль от Москвы.

Практически единственная форма досуга, доступная здесь в настоящее время это телевидение. В этом году в Ачите был открыт виртуальный концертный зал, где, совершенно бесплатно, жители могут увидеть трансляции концертов Уральского филармонического оркестра из Екатеринбурга.

Виртуальный зал в Ачите – один из 20 виртуальных концертных залов Свердловской филармонии, (филармонии – на базе которой был создан Уральский филармонический оркестр). Проект реализуется в 2009 году и направлен на то, чтобы сделать музыку доступнее для наиболее обделенной части населения Уральского региона. Некоторые из них расположены в больницах, среди которых есть психиатрическая и неврологическая больницы, некоторые – в домах для престарелых. Большинство концертов транслируется в специально оборудованные помещения в региональных библиотеках, домах культуры или центрах искусств. Некоторые центры трансляции находятся за 300 км от Екатеринбурга. Самая маленькая деревня – с населением 800 человек.

«В некоторых населенных пунктах помещение, где идет трансляция, может вместить не более 30 человек, но эти концерты им жизненно необходимы», говорит Александр Колотурский, директор Свердловской филармонии. В прошлом году было организовано 263 трансляции. По словам Александра Колотурского, менеджмент и музыканты были очень увлечены идеей расширения деятельности филармонии в регионе после того, как они увидели и по настоящему осознали, насколько удалены и изолированы жители этих регионов и какое значение для них имеет этот проект. Ведь многие из тех, кто смотрит трансляции, живут слишком далеко от больших городов, и никогда не имели возможности посетить настоящий концертный зал.

«Мы готовимся, одеваемся, прихорашиваемся и чувствуем себя как если бы мы по-настоящему находились в концертном зале» – говорит Любовь Ладыгина, фармацевт из Ачита, одна из слушательниц филармонических трансляций.

«Культурное разнообразие, сохранение культурного наследия – вот, что сохраняет силу государства», говорит Александр Колотурский. У нас нет государственной политики, которая бы вовлекала театры и музеи в массовые проекты, и при финансовой поддержке государства давала им возможность передвигаться по стране. А людям сегодня это просто необходимо. Сложившаяся ситуация обидна и опасна, потому что сегодня большинство людей обделено искусством в стране, которая обладает колоссальным культурным наследием.

Владимир Мединский, министр культуры России, говорит о том, что необходимо менять роль Министерства культуры из спонсорской – в стратегическую. Среди его предложение есть проект создания структуры, которая бы привлекала бизнес к патронажу искусства. Так же он заявил, что работает над предложением, которое даст возможность освободить культурные фонды и институты от подоходного налога и налога на землю.

На сегодняшний день, Свердловская филармония – единственная в России организация, которая осознает свою ответственность перед людьми, находящимися далеко от столицы. Вдобавок к трансляциям, филармония регулярно организует небольшие ансамбли (квартеты, трио) для выступлений в маленьких городах.

Свердловская Филармония – первая в России организация, реализующая подобного рода волонтерство. Эта деятельность стала постоянной и неотъемлемой частью концертной жизни Филармонии, но, она все еще осталась в стороне от активного внимания СМИ и широкой общественности.

Тем временем, в Москва и Санкт- Петербург вовлечены в споры о том, кто же все-таки «культурная столица». Более актуальный на сегодня вопрос – что эти города делают для того, чтобы заслужить столь высокий статус?

Чтобы заслужить статус «культурной столицы», для города не важны его размеры. Достаточно вспомнить небольшие европейские города, такие как немецкий Байройт или австрийский Зальцбург – за которыми закрепилась всемирно известные музыкальные события и фестивали.

Отличное определение понятию «культурная столица» однажды озвучил Валерий Гергиев, художественный руководитель Мариинского театра, основатель международного фестиваля «Звезды белых ночей». Чтобы заслужить звание «культурной столицы» город в первую очередь должен сделать искусство доступным каждому жителю. В Москве и Санкт- Петербурге достаточно культурных событий мирового уровня, но большинство людей не может позволить себе их посетить.

Следуя утверждению Гергиева, это звание вполне может заслужить Екатеринбург.
Ни один другой город России не может похвастаться постоянными культурными мероприятиями, которые в течение всего года доступны тысячам людей, наиболее нуждающимся в поддержке.

Если Екатеринбург сегодня и имеет конкурентов на это звание, то конкуренты эти – не из числа больших городов. К слову, в течение трех последних лет Казанский театр оперы и балета реализует проект, совместно с вертолетной компанией, который дает возможность тысячам пенсионеров со всего региона бесплатно посетить театр и посмотреть спектакли. Интересно, что подобные проекты, которые делают искусство доступным людям реализуемые в Екатеринбурге и Казани – не стоят колоссальных денег, тем не менее, год за годом, они меняют жизнь тысяч людей. Это те проекты, которых сегодня нет ни в Москве, ни в Санкт Петербурге.

Долгое время две российские столицы удерживали свой статус за счет обладания бесценным культурным наследием. Но сейчас пришло время потеснить их грандиозные претензии на звание культурной столицы. С точки зрения простых людей, город, который по настоящему заслуживает это звание сегодня – конечно Екатеринбург, и следом за ним – Казань.

Галина Столярова (перевод с английского)

Оригинал статьи:

Fanfares for the Common Man

It’s time Russia’s enormous cultural treasures once again met its tiny, poverty-stricken backwaters.

About 17,000 people, mostly farmers, live in Achit, a village in the Ural mountains roughly 1,000 miles east of Moscow.

About the only form of entertainment available there in modern times has been television. But this year, Achit gained its own virtual concert hall, where, free of charge, villagers can enjoy live broadcasts of concerts by the Ural Philharmonic Orchestra in Yekaterinburg.

Achit’s is one of 20 virtual concert halls the Sverdlovsk Philharmonic, the orchestra’s parent organization, began developing in 2009 in small towns and villages, bringing the music closer to some of the most deprived people in the Sverdlovsk region. Some venues are in hospitals, including psychiatric and neurological clinics; some are in retirement homes. But most of the concerts are broadcast to specially equipped rooms in regional libraries or in so-called houses of culture, the state-run arts centers.

“At first, it didn’t look all that exciting – just like a basic TV set – but it turned out to be a wonderful thing,” Vera Usanina, an Achit resident who regularly attends the concerts, say of the large computer monitor on which 50 or so people can watch live-streamed performances.

Some of the broadcast centers are as far as 300 miles from Yekaterinburg. The smallest village to benefit has fewer than 800 residents.

“In some of the villages the venues can accommodate no more than 30 people, but these concerts are vital for them,” says Alexander Kolotursky, director of the Sverdlovsk Philharmonic, which organized 263 broadcasts last year.

“We take time to get ready, we dress up, we make up, and we feel as though we’re in a real concert hall,” says Lyubov Ladygina, a pharmacist who lives in Achit and belongs to the local philharmonic society.

Kolotursky said the philharmonic’s management and musicians were moved to expand their activities across the region when they realized how isolated its poverty-stricken denizens were feeling. He said many of those who attend the broadcasts live too far from any cultural center to ever see a live concert.

“What really holds a state together is its cultural diversity and preserved cultural heritage,” Kolotursky says. “There is no state policy that involves theaters and museums taking part in government-sponsored tours across Russia. People crave this. The current situation is shameful and dangerous because it leaves most people deprived of the arts in a country that possesses an immense cultural legacy.”

Vladimir Medinsky, Russia’s culture minister, wants to change the role of his department from sponsor to strategist. Without offering specifics, he has pledged to create a legal framework that would make it attractive for businesses to become patrons of the arts. Medinsky has also said he is working on a proposal to exempt Russia’s state-funded arts and culture institutions from income tax and land tax.

The Sverdlovsk Philharmonic appears to be about the only orchestral entity in the country that feels it owes something to people far beyond its home city. In addition to the remote broadcasts, it regularly dispatches quartets, trios, and other small ensembles to perform in small towns. These visits often include charitable performances in orphanages and hospitals.

The philharmonic is a pioneer of this kind of volunteer work in Russia. These activities have become an integral part of its performing life, but they get scant media or public attention.

Meanwhile, Moscow and St. Petersburg engage in a perennial debate over which is the country’s true “cultural capital.” The better, more sensitive question is, what does a city do to deserve such an exalted status?

Surely, a city need not be huge to count as a cultural capital. Think of smaller European burgs like Germany’s Bayreuth and Austria’s Salzburg, which hold world-renowned classical music events.

A credible definition was once advanced by Valery Gergiev, artistic director of the Mariinsky Theater in St. Petersburg and founder of the International Stars of the White Nights festival. He said that to deserve the title “cultural capital,” a city must first of all make the arts accessible to all residents. World-class cultural events abound in Moscow and St. Petersburg, but most people can’t afford to attend them.

Under Gergiev’s definition, the title might well go to Yekaterinburg. No other Russian city can boast a regular series of arts events held year round that are available to thousands of its poorest and most deprived.

And if Yekaterinburg has competition, it comes not from the country’s big cities in the west, but from Kazan in central Russia. For the past three years Kazan’s Tatar State Opera and Ballet Theater has run a joint project with a local helicopter company that allows thousands of pensioners in Tatarstan to see shows free of charge each summer.

The solutions developed in Yekaterinburg and Kazan to bring culture to the people do not cost vast sums. But they make a huge difference to thousands of people every year, and they put Moscow and St. Petersburg to shame.

Russia’s two largest cities have had a comfortable time living off their priceless artistic heritage. But surely now is the time to strip them of their grandiose claims to be the cultural capital. From the viewpoint of ordinary people, the city that really deserves that title right now is obviously Yekaterinburg, with Kazan a close second.

Galina Stolyarova

Плохо!Так себеНормальноХорошоОтлично! (5,00, проголосовало: 1)
Загрузка...
Новости, Пресса Shortlink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>